поезд сортавала петрозаводск

КАК ПРОВОЖАЮТ ПАРОХОДЫ
Газета “Рыбинская Правда” 1 (80) 15 января 2014 г

Нынешнюю зиму сотрудники Рыбинского пассажирского речного пароходства сидят как на иголках, вздрагивая чуть ли не от каждого телефонного звонка… А вдруг это он, тот самый покупатель, который возьмет и разом прекратит существование старого пароходства, которое для кого-то дом родной, а для кого-то и единственное место работы.

История пароходства

Вообще пароходство в Рыбинске зародилось примерно тогда же, когда и сам город. Собственно и город-то был основан из-за удобного географического речного положения. Благодаря речному транспорту Рыбинск стал крупнейшим торговым городом на Волге, а в советские годы – выдающимся промышленным центром. Так что грузовому и пассажирскому водному транспорту Рыбинск обязан многим.

В советские годы Рыбинск стал одним из передовых городов в СССР по развитию пассажирского флота. Это сегодня пароходство в виде ООО “Рыбинские пассажирские перевозки” скукожилось как шагреневая кожа, а когда-то это было одно из лидирующих предприятий Ярославской области по перевозке пассажиров теплоходами “Ракета” и “Метеор” от Дубны, Череповца, Весьегонска, Брейтова, Углича до Кинешмы, Костромы и Ярославля. И на пригородных линиях до Омута, Колхозника и Юршинского теплоходами “Заря”, “Московский” и “Восход”. Рыбинский речной порт был вторым по величине и значимости на Волге после Нижегородского.

Особой гордостью Рыбинска были и навсегда останутся “Метеоры”…

Вел по Волге первый “

Первый теплоход “Метеор” в Рыбинск привели спустя три года, после того как это уникальное пассажирское судно на подводных крыльях вместимостью 128 человек изобрел выдающийся конструктор Ростислав Алексеев. Было это в середине 1960-ых годов. Привел в Рыбинск “Метеор” Валентин Николаевич Ширяев – легенда советского пароходства на Волге. Его так и звали – дед Ширяев. Он умер летом 2013 года, чуть-чуть не дожив до 90 лет, а работал он на реке в Рыбинском порту с младых ногтей – с 1950-ых годов и до седых волос. И уволился лишь в начале этого века. Ширяева знали все речники на Волге. Он был одним из немногих, кто знал весь фарватер, мели и буи от Рыбинска до Казани. А на Рыбинском водохранилище судовые хода, бакены мог безошибочно указать даже в кромешном тумане. Мне довелось много общаться и ездить с этим человеком… И вот именно он – Валентин Ширяев воспитал целую плеяду капитанов, штурманов и механиков, работающих на “Метеорах” по сей день. Но об этом позже…

Итак, в 1960-ых годах в Рыбинске появились “Метеоры”. Их востребованность была колоссальной. Во-первых, автодороги и автобусные сообщения тогда не были так развиты. Например, воняющий углем поезд от Ярославля до Рыбинска волочился с остановками у каждого столба больше трех часов, а “Метеор” долетал за полтора часа в окружении живописных волжских берегов. Преимущество очевидное. Во-вторых, жителям Брейтовского района летом ни на чем другом кроме как на “Метеоре” выехать в Рыбинск или Ярославль было нельзя. Асфальтобетонная дорога, связующая Брейтово с железнодорожной станцией Шестихино, была построена на много лет позже, и потому добираться приходилось, да собственно и сейчас приходится, из Брейтова в Ярославль или Рыбинск с тремя пересадками, что, естественно, неудобно и по деньгам накладно. А на “Метеоре” в Брейтово сел и с ветерком за три часа долетел до областного центра.

Подобная транспортная проблема была не только у Брейтовского района, но и у гостей и жителей Пошехонья, Череповца, Весьегонска, Первомайки, Себлы. Народу тогда ездило несметное количество, ведь, сколько жило людей в деревнях, а, сколько ездило студентов! Это сейчас деревни вымерли, студенты стали другими, а у семей появились машины. А тогда “Метеор” для жителей прибрежных городов и поселков был чуть ли не единственным транспортным средством. Поэтому советские власти не скупились и речников всячески поддерживали. Строили пристани, устанавливали дебаркадеры, покупали суда. Одних только “Метеоров” в Рыбинском порту было порядка двадцати. На них работало до сотни человек в экипажах.

Профессия речника, а уж тем более капитана “Метеора” была ну очень престижной. Зарплаты были огромные, питание на колпите и в портовых столовых бесплатное, отпуск с декабря по март, а на каждой пристани почет да уважение.

Двигатели на судах меняли каждую навигацию. Сами суда через 10- 15 лет эксплуатации списывали и покупали новые. Благо подобную роскошь речники себе позволяли – зарабатывали больше, чем тратили.

Народ качеством услуг речных перевозок был доволен. Ведь еще бы, навигация всегда начиналась с первых чисел мая: еще льдины болтались в воде, а “Метеоры” уже их подрезали. Последние рейсы были поздней осенью. Как рассказывает один из старейших капитанов Иван Александрович Медведев (да я и сам знаю) – пока “Метеор” не вмерзал, то так и ходили, до середины ноября. Например, от Рыбинска до Ярославля “Ракеты” летали каждый час, а “Метеоры” до Брейтова выполняли по пять рейсов в сутки. Удобно было “Метеором” добраться и до Дубны, откуда потом многие пересаживались на электричку до Москвы. Жители Весьегонска Тверской области и Череповца Вологодской области по сей день вспоминают былое прошлое рыбинских “Метеоров”…

Так и жили речники с пассажирами в любви да дружбе. Многие экипажи настолько сдружились с постоянными пассажирами, что стали, чуть ли не родными друг другу людьми. Знаю это на собственном опыте. Но, как известно все хорошее почему-то быстро кончается.

И пришел “КарелНеруд”

До начала 2000-ых годов речники жили своей жизнью. Перестройка их почти не коснулась, правда, стали они частично собственностью Ярославской области, и частично собственностью Рыбинска. И этими двумя частями стало распоряжаться предприятие ООО “Транзит”. В их распоряжении были “Метеоры”, “Зорьки”, “Мошки”, дебаркадеры, в том числе известный ДЖ-18, который больше пятидесяти лет был одним из главных достопримечательностей Рыбинска. Но постепенно руководством Ярославской области суда стали распродаваться, толи кому-то потребовалось заткнуть очередную дыру в бюджете, толи кому- то из чиновников хотелось погреть руки. Впрочем, было это давно, и ворошить старое не’ будем. Так были распроданы все “Ракеты”, “Восходы” и пригородные суденышки. В 2005 году осталось лишь две “Зари”, пять “Метеоров”, один теплоход “Мо- 513”, один “Московский-7” и три дебаркадера. И тут правительство Ярославской области решило от этого убыточного имущества избавиться, а именно – продать.

Да, к тому времени пароходство стало убыточным. Во-первых, сказался колоссальный рост цен на горюче-смазочные материалы; например пустой “Метеор” при хорошей погоде “ест” в час на один двигатель 200 килограммов солярки, а с пассажирами, да на ветру в два раза больше. Например, от Рыбинска до Брейтова “Метеору” надо под тонну ГСМ. В советские годы при цене солярки три копейки за ведро работать было возможно, а сейчас – нет. Во-вторых, пассажиров стало меньше, ибо автотранспортная инфраструктура стала для речников серьезным конкурентом. И, в-третьих, речники потеряли возможность обновлять свой парк, и потому суда стали часто ломаться, что пассажирам не нравилось.

И потому правительство Ярославской области вынуждено было дотировать речников, поскольку они выполняли важную социальную миссию в жизни региона. Но дотация была настолько мизерной, что многие рейсы пришлось сократить, а некоторые линии и вовсе закрыть. Так перестали ходить “Метеоры” до Дубны, до Углича и Мышкина, до Череповца и Пошехонья, до Кинешмы и Костромы. А потом правительство области и вовсе продало вместе с Рыбинским грузовым портом и пассажирское пароходство петрозаводскому олигарху Вячеславу Смородину – владельцу компании ООО ТД “КарелНеруд”. В 2007 году мне случайно в одном из ресторанов Петрозаводска довелось познакомиться и потом несколько раз пообщаться с Вячеславом Викторовичем. Хороший, я вам скажу, мужик, и он честно признавался, что ему Рыбинский пассажирский флот хотелось бы забрать к себе в Карелию, чтобы “Метеоры” возили туристов от Петрозаводска до Кижей, и от Сортавалы до Валаама. Но этого не позволяло делать договорное обременительное обязательство перед правительством Ярославской области. Именно Ярославль, продав “Метеоры”, стал их же арендовать у предпринимателя для перевозки пассажиров. Это очень похоже на историю, когда человек свою квартиру продал, а поскольку жить ему стало негде, он ее же у нового владельца стал снимать.

Под наши пассажирские суда “КарелНеруд” создал дочернее предприятие под названием ООО “Рыбинские пассажирские перевозки”, которое и стало получать мизерную дотацию из областного бюджета на покрытие части расходов предприятия, которых никогда не хватало на замену уже давно отживших свое двигателей, ну или хотя бы каких-нибудь запчастей к ним. Все движки ежегодно перебираются из старых материалов, хранящихся на складах пароходства чуть ли не с советских времен. Не стало денег и на иные важные функции в жизни порта.

Надежды рухнули

Уже после того как в порту начались первые сокращения, многие рыбинские речники стали искать лучшей доли в Петербурге, в Казани, на Валааме, и у того же Смородина на Онежском озере. Многие из них по сей день трудятся там, приезжая домой в Рыбинск только на зиму.

Но все-таки в 2006 году “КарелНеруд” отчасти своего добился – увел на Онегу несколько судов, в частности “Метеор-210” ушел на север вместе с экипажем под руководством Валерия Михайловича Наумова – одного из старейших речников, соратника Валентина Ширяева. Этот “Метеор” порядка 20 лет бороздил просторы Рыбинского моря и Волги, а теперь вот уже 7 лет возит иностранцев на остров Кижи. Так один за другим суда с высокопрофессиональными экипажами стали покидать родные волжские воды. Стали сокращаться рейсы и, например, в том же 2006 году рейс до Весьегонска, Противья, Себлы и Борка – Дарвинского заповедника стал ходить не по два раза в день как раньше, а всего лишь два раза в неделю. А с 2007 года, после принятия поправок в федеральный закон о транспортном финансировании, когда межобластные рейсы стали дотироваться не из федерального бюджета, а из областного, линия и вовсе была закрыта. Так, впервые за всю историю Рыбинского моря тверское направление, востребованное пассажирами, осталось отрезанным от мира и часть ярославцев оказалась вынуждена ездить в родные деревни аж через полстраны. Но это отдельная тема для разговора.

Потом перед речниками возникла еще одна проблема – путевая обстановка, или так называемые бакены, указывающие путь для судов. Конечно, речники за годы работы съевшие собаку на водохранилище от и до знают все проблемы судоходства, но, как говорится, закон есть закон. И потому пришлось подчиняться новым правилам, согласно которым пароходство, пользующееся путевой обстановкой, вынуждено самостоятельно финансировать установку и обслуживание бакенов. А это порядка семидесяти тысяч рублей в месяц на линии до Брейтово. Для и без того обнищавшего пароходства, где каждый рубль на счету, это удовольствие чересчур дорогое.

Речники уже привыкли жить в ожидании каких-то новых правил, законов и установок. Жить как на иголках для них стало нормой. Заканчивая осенью навигацию, никто из них не уверен, что весной они как и прежде начнут зачистку, спустят на воду свои корабли и повезут до боли знакомых пассажиров. Каждый год для них начинается с вопросов: “А заложили ли в бюджете дотацию на топливо? А изыскали ли какие-нибудь средства на ремонт? А не отправит ли нас собственник ку- да-нибудь в Карелию? А еще – не сломается посреди навигации теплоход?”

Капитан, капитан, улыбнитесь

В связи с недостаточностью финансирования продолжительность навигации сократилась и стала всего лишь с середины мая по начало сентября – четыре месяца вместо шести с половиной, как раньше. А “Метеор” стал ходить всего лишь один раз в сутки из Брейтова, через Рыбинск и Тутаев в Ярославль, а потом обратно с ночевкой в Брейтове. Сегодня в порту осталось всего два “Метеора” – 159 и 218. На которых работают экипажи еще с советских времен – люди уникальные, как никто другой любящие и знающие свое дело. Например, капитан 218- го “Метеора” Виктор Павлович Молодцов работает уже почти 40 лет; столько же и Иван Александрович Медведев. Около 30 лет работает капитан 159-го “Метеора” Александр Николаевич Ромашов. Эти мужики – настоящие речные волки, с которых можно писать портрет настоящего волжского лоцмана или книгу о жизни речного пассажирского пароходства на Волге. Для них жизнь порта – это больше чем личная жизнь, все они работают в пароходстве с юношеских лет.

Работает в порту и много молодых, недавно пришедших людей – матросы, мотористы, кассиры, штурманы. Это в основном молодежь, пришедшая на практику из речного училища.

Пароходство хоть и не так как раньше, но все-таки пользуется невероятной популярностью у пассажиров. Во-первых, у брейтовчан, для которых “Метеор” наиболее удобный транспорт для поездок в Рыбинск или Ярославль; во-вторых, у туристов, детей и просто отдыхающих, которые с радостью устраивают для себя речные прогулки по Волге или водохранилищу со шлюзованием.

Но в этом году всего этого может не быть. Пятидесятилетняя история рыбинских “Метеоров” может закончиться…

Летом 2013 года “выставил все имущество пароходства – своего дочернего предприятия ООО “Рыбинские пассажирские перевозки” – на торги. На известном сайте объявлений появилась информация о продаже административного здания пароходства, двух “Метеоров”, “Зари”, “Моcковского-7” и “Мо-513”. Администрация пароходства факт продажи имущества подтверждает.
Поэтому, вероятно, не видать нам больше на Волге летящих как стрела красавцев “Метеоров”, не прокатиться до родины Федора Ушакова на “Московском-7”, и не попасть жителям Юршинского острова к себе домой на отжившем свое пароходике “Мо-513”.
Правда, все-таки у речников есть хоть и небольшая, но надежда. Суда уже старые. Например, самому молодому “Метеору-218” в прошедшем году стукнуло 25 лет. А “Мошке”, курсирующей до Юршинского, и того больше – 60 лет. Кому нужны эти старые корыта? Они нужны жителям Ярославской области, и уж точно не нужны властям, которые загубили одно из лучших на Волге пассажирских пароходств.

Дмитрий КОНОВАЛОВ

источник

Author:

5 thoughts on “поезд сортавала петрозаводск

  1. Вот так пришла свобода , для единиц которые смогли обманом украсть а потом узаконить наворовоный у народа капитал теперь они депутаты безнесмены предприниматели которые по сути только перепродают лишь единицы занимаються производством и то шагнув назад впрошлый век кустарно и штучно этот товар не может конкурировать а тем более выйти на международный уровень . И примеров много . Жить стало свободно дети вовлекаются в группы само убийц а раньше были Бесплатные кружки а сейчас , ну вы и сами знаете . Взрослое население работает за копейки образование делает дэблов из наших детей . Все пришло в упадок и лишь наши депутаты решают вопросы порой просто смешно тоесть не граммотно да и вопросы мягко говоря идиотские вся работа гос.структур сводиться к изыманию денег у населения .

  2. Вернули бы его обратно. Доезжали быстро удобно. И можно посмотреть красоту по сторонам.

  3. У меня Друг Кеп. Работает на Брейтово. И еще 242 остался.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *